Места силы: Урал

Полярный Урал… Сказки Бажова, «Сокровища Валькирии» Сергея Алексеева, Хранители Знаний, тундра,  не спящее полгода солнце… Мечты рано или поздно сбываются – и вот мы здесь. Уже начиная от Печоры, мы метались от одного окна вагона к другому с возгласами: «Какая красота! Смотри – горы! Смотри – снежники! Смотри –  тундра! Смотри – цветы какие яркие!».

На станции Харп (прочитайте наоборот и узнаете истинное название этого места) нас встретил Зубков Александр Филиппович – Дух-Хранитель места под названием Красный камень на 141 км дороги Воркута – Лабытнанги. Дороги, построенной нечеловеческим трудом на человеческих костях – но об этом позже. А Дух-Хранитель  вполне материальный, его знают все в этих краях, а многие – и далеко за их пределами. В любом поисковике можно  увидеть его, а также множество фотографий, которые он  делает  практически ежедневно. Потому что красота здесь очень непостоянна. Зашло солнце за тучку, и тут же поменялось освещение, появились новые краски, тени, силуэты… Гостей у Филиппыча – со всех волостей, и из ближнего, и из дальнего зарубежья. Поэтому о приезде надо договариваться заранее. Есть ещё баня, небольшая, настоящая.

Воду для питья носят из реки Собь. Вода – волшебная, настоящий эликсир бодрости и молодости. Купаться в Соби проблематично – вода талая, ледяная. Но невозможно было удержаться, чтобы не омыться этой водой, и я таки омывалась, по частям, однажды даже голову помыла (без мыла и шампуней), а потом три дня её не хотелось «пачкать» в бане.

Во время нашего гостевания пошли грибы. И не просто пошли – они сами выходили на дорожку, ведущую к реке. Когда мы шли туда, грибы просто складывали на видных местах. Шли обратно – собирали уже новые и забирали эти. Так за 20-30 минут набирали ведро подберёзовиков. А какие травы!.. Местный чабрец растёт на камнях —  мелкие фиолетовые цветочки. На ветру аромат тонкий, едва уловимый. А приехали в Москву, открыли пакет – медовый запах разлился по всей квартире.

Маршруты для гостей Филиппыч выбирает предельно заботливо и внимательно. Я бы даже сказала – запредельно. Мало кто из любви так заботится о своих ближних, как он — по должности. Это отличает настоящего профессионала от обычного исполнителя: он всё сделает не просто качественно, а – красиво и надёжно. Сложность восхождений нарастает постепенно. Мы шли по очень трудным, казалось нам, тропам, но  когда открывались неимоверно прекрасные дали, все трудности тут же исчезали, и душа летала, а тело пело. Мне сказали, что я за 2 недели похудела, хотя весы в Москве показали те же цифры, что и до отъезда. Это я просто подтянулась и постройнела от такого движения. Так что, если кого-то не устраивают параметры тела – в горы, к Филиппычу!

Красавица Собь, морошковые поляны с огоньками ягод, прохладная черника, каменные реки  и пенистые водопады, колыбельная гор – когда волнистые линии  уходят к горизонту, а ты обрисовываешь взглядом каждую следующую гору, всё дальше и дальше, этот ритм завораживает…  А Шаман-камень!!! Вот где силища неимоверная! Здесь во все времена проводились ритуалы — и проводятся до сих пор, и не заезжими эзотериками, а коренными народами.DSC03175

А теперь ещё немного информации, чтобы не показалось, что восторженная городская барышня впала в эйфорию и поёт сплошные дифирамбы.

Именно тут, у подножия горы Рай-Из, во времена Гулага находился женский лагерь. Собирая грибы, можно увидеть ржавый фонарь с лагерной вышки, сломанную дверцу от печки, засов от ворот с огромной петлёй. Много найденных здесь вещей Филиппыч передал в музей. Например, кувалду – щебень «делали» вручную, разбивая огромные валуны. Металл не выдержал, сплющился, а сколько людей держали в руках эту кувалду? Скольких она пережила? И всё это (горе, тоска, отчаяние, безысходность, но и – жажда жизни) тоже там  присутствует, ощущается. Для меня главной реальной неприятностью были комары и мошка. Репелленты моя кожа не воспринимает,  я ходила в москитке. Но и при этом всё время отмахивалась от туч кровососов – жрут нещадно, даже через сетку. И я думала: я сыта, живу в комфорте, одета качественно, окружена близкими, у меня руки свободны – а как же они? В голоде, в холоде, в болезнях, оторванные от близких, от всего привычного и дорогого, без лекарств и уж тем более без  репеллентов… Поднималась на очередную гору, видела внизу эту железную дорогу и  думала: сколько людей страдало и погибало, чтобы я могла увидеть эту красоту! Здесь, на горе, на просторе, в месте Силы я счастлива, но в их память я просто обязана быть счастливой и там, внизу! Не ныть, не бояться, а – делать всё надёжно и красиво.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *